Маркировка СИЗ: промежуточные итоги пилотного проекта

О слабых местах системы обязательной маркировки товаров знаками идентификации Гетсиз.ру рассказал президент АСИЗ Владимир Котов.

Почти год мы живем с Распоряжением Правительства РФ от 28.04.2018 г. № 792-р, которое утверждает перечень отдельных товаров, подлежащих обязательной маркировке. В этом году список пополнят средства индивидуальной защиты: спецодежда и спецобувь. Законодатели считают, что маркировка товаров позволит отслеживать и контролировать весь путь каждой единицы товара и исключить подделки. При любом нарушении система не позволит дальнейшее легитимное использование продукции. Планируется, что данные об этих нарушениях будут передаваться в контрольно-надзорные органы.

Напомню, согласно Техрегламенту, все виды СИЗ всегда подлежали обязательной маркировке, но сегодня речь идет о другой маркировке. Новая система маркировки должно работать вот так:

  • каждый участник оборота продукции должен быть зарегистрирован в системе;
  • производитель, экспортёр или тот, кто вводит в оборот продукцию, получает уникальные коды на свою продукцию;
  • после этого код должен быть преобразован в Data matrix и нанесён на изделие;
  • передача прав собственности на товар разрешена только при подтверждении корректности кода и его обладателя;
  • вывод из оборота маркированной продукции происходит при передаче конечному потребителю.

Идея, безусловно, благая, и в ее реализации заинтересованы и регулятор, и производитель, и потребитель. Компании – члены Ассоциации СИЗ – участвуют в пилотном проекте по маркировке, и уже сегодня я могу от их имени говорить о слабых местах новой инициативы.

Во-первых, проект координирует Центр развития перспективных технологий (ЦРПТ) – частный оператор, единый для всех групп товаров. Чтобы подключиться к системе маркировки, необходимо подать заявление в ЦРПТ. И сегодня мы видим, что эта система работает медленно: пока у ЦРПТ просто не хватает ресурса, чтобы быстро обработать все заявки. Есть случаи, когда компаниям приходится ждать более месяца. А это только начало, и на подходе кратно большее количество участников, а также новые группы товаров, новые «пилоты», и всё это ложится на одного оператора – ЦРПТ.

Второе, не все в Евразийском экономическом сообществе пока поддерживает эту инициативу, и у нас нет окончательного понимания, как быть с их продукцией.

В-третьих, не понятны бизнес-процессы по выводу обуви из оборота, и что делать с остатками немаркированной обуви, которой 300-500 млн. пар по всей стране.

В-четвертых, прежде чем попасть в продажу, каждая пара обуви, сошедшая с конвейера, должна получить уникальный код двухмерный Data Matrix, который размещается на упаковке. Одномерный код считывается даже при повреждении до 70%, а двухмерный не идентифицируется при порче 5%. И это проблема, потому что 5% — это малейшая потёртость или царапина. И что тогда делать? Начинать маркировку заново? Если порча все же случилась, нужно ли выводить товар из оборота, а затем заново вводить?

Ну и пятое, низкая информированность конечных потребителей, которые с 1 июля могут стать скупщиками контрафакта, потому что с этого дня покупать, продавать и хранить можно будет только промаркированную обувь.

Напомню, что производители, поставщики и продавцы за несоблюдение требований об обязательной маркировке товаров несут как административную, так и уголовную ответственность.
Источник: Гетсиз.ру.